ЕАЭС и Шелковый путь тянут в одну сторону

ЕАЭС и Шелковый путь тянут в одну сторону

В столице Казахстана вчера завершилось первое заседание Астанинского клуба — международной экспертной площадки, посвященной обсуждению будущего Евразии. В Астану съехались более полусотни ведущих экспертов, а также политиков из России, США, Китая, Германии, Индии, Японии, Ирана. Дискуссия проходила в закрытом формате, однако ее участники поделились с своими впечатлениями от обсуждения наиболее проблемных вопросов, связанных с Центральной Азией, где в будущем Евразийскому экономическому союзу предстоит стыковаться с китайским проектом «Экономический пояс Шелкового пути». С подробностями из Астаны — корреспондент ОЛЬГА КУЗНЕЦОВА.

Китай может поддержать проект поставок газа из Туркмении в Афганистан, Пакистан и Индию, а Токио готов обогнать Пекин в финансировании ряда проектов продвигаемого председателем КНР Си Цзиньпином «Экономического пояса Шелкового пути». Участники завершившейся вчера в Астане закрытой дискуссии признали, что многие мысли, изложенные их коллегами из других стран, прозвучали для них сенсационно и подчас в корне меняли их собственные представления о будущем Евразии.

Точного определения термина «Евразия» эксперты так и не сумели дать за все время его существования. Наиболее скептично до последнего времени к нему относились в США, где Евразию рассматривают как обширный регион с неясными границами «от Исландии до Камбоджи», к которому невозможно выработать единый подход. «Аналитическая ценность Евразии вызывает большие вопросы,— признал в беседе с «Ъ» один из организаторов заседания клуба.— Но планы Китая построить «Шелковый путь» порождают серьезный интерес по меньшей мере к одной из частей этого макрорегиона — к Центральной Азии».

«Интерес к Центральной Азии на Западе небольшой. Однако постепенно он растет»,— убеждены некоторые из участников дискуссии с российской стороны. При этом, как заверил «Ъ» находившийся в Астане представитель одной из западных стран, «Центральная Азия не станет полем геополитической борьбы мировых держав», хотя Вашингтон и пытается переосмыслить собственную роль в этом регионе, особенно в контексте предстоящего окончательного вывода военного контингента из Афганистана. Вопрос о «возвращении» (с момента прекращения аренды американскими военными баз Карши-Ханабад в Узбекистане и Манас в Киргизии) США в регион обязательно будет подниматься после президентских выборов в 2016 году, убежден собеседник .

Вдохновители идеи Астанинского клуба, в свою очередь, убеждены, что Казахстан оптимально подходит на роль площадки для обсуждения будущего этого региона. Во-первых, по словам Султана Акимбекова, директора Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента Казахстана, в руководстве этой страны придерживаются нейтралитета в отношениях и с Россией, и с США, и с Китаем. Во-вторых, в Астане убеждены: «В отличие от ряда других стран в Центральной Азии Казахстан действует самостоятельно и представляет собой не объект, а субъект политики».

Одной из главных тем, которую обсуждали участники клуба, стало будущее «Экономического пояса Шелкового пути». Идея этого геополитического проекта впервые была обнародована в Астане председателем КНР Си Цзиньпином во время его визита в Казахстан в сентябре 2013 года. Целями «Шелкового пути» было провозглашено укрепление совместной инфраструктуры и содействие торговле, в том числе в национальных валютах — через упрощение торговых процедур и создание зон свободной торговли. Ранее в этом году президент РФ Владимир Путин и его китайский коллега подписали совместное заявление о сопряжении «Шелкового пути» и Евразийского экономического союза (ЕАЭС), в который входят Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и РФ.

В Астане подчеркивают, что рассматривают «Шелковый путь» в качестве экономического, а не политического проекта, и называют его «ключевым на будущее десятилетие». При этом в Казахстане пока не уверены, в какой форме лучше всего проводить сближение ЕАЭС и «Шелкового пути». Одним из возможных вариантов здесь видят создание зоны свободной торговли ШОС, включающей ЕАЭС и все важные для «Шелкового пути» страны Евразии, а также сам Китай. Такая конструкция могла бы стать соизмеримой по масштабам с зоной свободной торговли под эгидой Транстихоокеанского партнерства (соглашение о его создании в начале октября подписали 12 стран, в том числе США, Канада, Япония, Австралия).

«Хотя Евразийский экономический союз и старше китайского проекта «Шелковый путь», оба они сравнительно молодые, и переговоры об их будущей интеграции пока находятся в зачаточном состоянии, мы уделили этому вопросу достаточно внимания»,— сказал по итогам закрытой дискуссии старший научный сотрудник Центра евразийских, российских и восточноевропейских исследований Джорджтаунского университета (Вашингтон) Эндрю Качинс. А директор Института социального развития стран Европы и Азии при Исследовательском центре развития Госсовета КНР Ли Фэнлинь заверил в «блестящих перспективах» интеграции российского и китайского геополитических проектов. Впрочем, перспективы эти еще только предстоит реализовать.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>