МЭР проведет ревизию налоговых льгот

МЭР проведет ревизию налоговых льгот

Минэкономразвития фиксирует всплеск интереса европейских и американских компаний к особым экономическим зонам России несмотря на санкции, рассказал в интервью «Известиям» замминистра экономического развития Александр Цыбульский. По его словам, ведомство планирует пересмотреть налоговые льготы для бизнеса и до конца года разработать законопроект о том, чтобы преференции в регионах предоставлялись исходя из экономического потенциала субъекта и не были одинаковыми по всей стране. Также Александр Цыбульский сообщил, что объем госпрограммы развития Арктики на 2018–2020 годы может составить порядка 12 млрд рублей вместо ранее планировавшихся 209 млрд рублей.

— Вы недавно представили правительству отчет о функционировании особых экономических зон. Как вы оцениваете работу этого инструмента?

— Это первая серьезная оценка эффективности деятельности особых экономических зон после проведенной реформы управления. Если посмотреть статистику, повышение эффективности ОЭЗ налицо: в 2014 году их средняя эффективность оценивалась в 51%, сейчас она достигла 81%.

На это повлияло в том числе и решение о закрытии неэффективных ОЭЗ. Восемь площадок, которые не имели перспектив для развития, тянули назад весь институт и статистику по особым экономическим зонам. После проведения реформы мы отмечаем серьезное улучшение эффективности деятельности особых зон. Сегодня в них 589 резидентов с общим объемом заявленных инвестиций более 776 млрд рублей. В 2016 году 115 компаний стали резидентами ОЭЗ. Заявленный объем дополнительных инвестиций — порядка 124 млрд рублей. Он вырос в два раза только за один год по сравнению с 2015 годом. С начала 2017 года мы открыли уже пять крупных новых заводов на площадках. До конца года, думаю, откроем еще до 14 новых предприятий с общим объемом инвестиций 16,3 млрд рублей.

— Есть ли интерес к нашим ОЭЗ у компаний из Евросоюза и США на фоне осложнения геополитической обстановки?

— Удивительно, но есть. Несмотря на санкции, у нас большой всплеск интереса именно иностранных резидентов в последние два года. Это в основном европейские и американские компании.

Недавно открылись заводы американских компаний Kemin и PPG Industries в Липецке по производству более 500 ингредиентов, используемых в пищевой и кормовой промышленности, а также по производству лакокрасочных материалов для автомобильных, промышленных, морских покрытий. Также в Липецке открылся завод немецкой компании Viessmann по производству энергетического оборудования.

В прошлом году в Тольятти открылся высокотехнологичный завод по заправке емкостей промышленным и специальным газом американской компании Praxair, а также завод по производству литых алюминиевых деталей для двигателей легковых автомобилей испанской компании CIE Automotive S.A.

В этом году произошло событие, которого мы ждали два года. Компания Boeing наконец стала резидентом ОЭЗ «Титановая долина». Теперь в регионе, традиционно ориентированном на металлургическую промышленность, сформированы новые высокотехнологичные компетенции. Так что, несмотря на все санкции, компании активно выходят на наш рынок.

— Сколько желающих из ЕС и США прийти в Россию?

— Сейчас ведут переговоры порядка 40 довольно крупных европейских и американских компаний, которые рассматривают возможность локализации производства в российских ОЭЗ. А некоторые из них уже находятся на финальной стадии выхода на получение статуса резидента.

— Часто звучит критика, что в России нет стратегии развития территорий. На ваш взгляд, такая стратегия необходима?

— Такая стратегия, несомненно, нужна. Правовые рамки, в которых будет развиваться региональная политика, сейчас созданы. Стратегия, касающаяся унификации использования инструментов развития территорий, — это часть политики регионального развития.

Мы готовим стратегию пространственного развития России. В ней собираемся определить перспективные социально-экономические специализации регионов и, исходя из этого, выстроить дальнейшую, в том числе и финансовую, политику поддержки тех или иных отраслей на той или иной территории. Идея — в первую очередь поддерживать проекты и отрасли, выгодные для конкретных территорий, имеющие максимальную ренту и влияние на социально-экономическое развитие региона.

Сейчас созданы и функционируют 14 инструментов развития территорий: особые экономические зоны, территории опережающего развития, инновационные территориальные кластеры, индустриальные и промышленные парки, технопарки в сфере высоких технологий, туристические кластеры и прочие.

Однако работа по выбору и использованию инструментов развития территорий ведется федеральными органами исполнительной власти и субъектами несистемно. Зачастую эти инструменты просто конкурируют друг с другом, предоставляя потенциальному инвестору набор из одних и тех же льгот, лишь немного отличающихся размером ставок и их комбинацией. Разобраться в этом инвестору крайне сложно.

К сожалению, у нас нет стратегии, в которой бы четко говорилось, где и какие инструменты развития территории можно использовать максимально эффективно. Активные губернаторы стараются создать как можно больше потенциальных точек экономического роста. В итоге получается, что в регионе иногда создаются конкурирующие между собой инструменты. Более того, мы никаким образом не привязываем использование этих инструментов к реальному социально-экономическому состоянию субъекта.

Возьмем для примера Москву и Республику Карелию. С точки зрения социально-экономического развития это абсолютно разные территории. Поэтому и инструменты, использующиеся на них, должны дифференцироваться. В Москве инвесторам надо предоставлять минимальный пакет льгот, потому что они свою прибыль и так получат за счет доступа к огромному рынку мегаполиса. В Карелии же помогать инвестору надо значительно больше. Ему недостаточно просто давать льготы. Ему с федерального уровня надо помочь со строительством инфраструктуры — возможно, с льготным кредитованием, может быть, даже прямой финансовой поддержкой.

Так что наша идея в том, чтобы, проанализировав ситуацию, написав стратегию пространственного развития, дефрагментировать всю территорию и понять ее экономический потенциал.

Для повышения эффективности применения мер государственной поддержки, в том числе эффективного расходования средств бюджетов всех уровней, необходимо проведение оценки результативности существующих инструментов развития территорий. Следует четко определить единый порядок принятия решения по их целевому назначению и оптимальному размещению на территории каждого субъекта и макрорегиона.

Мы должны определить четкие критерии и порядок принятия решений о создании территорий с преференциальными условиями ведения предпринимательской деятельности и отбора приоритетных инвестиционных проектов федерального, регионального и местного значения, исходя из отраслевой специализации субъектов.

— То есть порядок предоставления льгот будет пересмотрен? Где-то их объем будет больше, где-то меньше?

— У Минэкономразвития есть поручение проработать и проанализировать существующую ситуацию. Я бы хотел, чтобы у нас были разные пакеты льгот для разных территорий. Количество льгот должно быть пропорционально экономическим возможностям региона. До конца года мы подготовим соответствующий законопроект.

— Могут ли в следующем году появиться новые ОЭЗ?

— Шанс есть, но проработанных и внесенных заявок от регионов у нас пока нет. Просто так прийти с идеей, что нужна ОЭЗ, уже не получится. В 2016 году принято постановление правительства, определяющее новые критерии создания ОЭЗ. Теперь при организации новой площадки необходимо будет предоставлять оценку ее рентабельности, доходности и сроков окупаемости.

Кроме того, важно иметь проект планировки территории, план ее перспективного развития. У управляющей компании ОЭЗ должен быть опыт в создании инфраструктуры, работе с крупными инвестиционными проектами, инновационными кластерами и технопарками.

Такой подход к организации ОЭЗ позволит повысить их привлекательность для инвесторов и улучшить условия работы бизнеса.

Кроме того, были обновлены критерии оценки эффективности ОЭЗ. Если руководство региона принимает решение о создании ОЭЗ, оно должно понимать, что все взятые обязательства, прописанные в заявке, официально являются ключевыми показателями эффективности. За их недостижение они будут нести в том числе финансовую ответственность.

— Обсуждается ли создание ОЭЗ в партнерстве с другими странами?

— Есть идея привлечь китайских партнеров к управлению третьей очередью особой экономической зоны в «Алабуге». Эти переговоры ведутся, но речь не идет об управлении всей зоной. Обсуждается создание совместного предприятия по управлению отдельной частью ОЭЗ в «Алабуге». Детали прорабатываются. Думаю, что в ближайшие полгода уже будут конкретные решения.

— В проект бюджета на 2018–2020 годы закладываются средства на ОЭЗ?

— На строительство новых объектов инфраструктуры деньги не предусмотрены. Наши задачи — максимально эффективно освоить деньги, которые есть, и сосредоточиться на привлечении новых резидентов.

К тому же Минэкономразвития хотело бы перейти к новому механизму финансирования строительства инфраструктуры особых экономических зон: не через капитализацию акционерного общества ОЭЗ, а через механизм субсидий регионам.

— Есть ли решение по сокращению госпрограммы развития Арктики? Изначально заявлялась сумма в 209 млрд рублей.

— Мы сформировали новую редакцию программы, на днях она будет внесена в правительство. Совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти перечень мероприятий приоритизирован и сформирован с учетом потребности в средствах в сумме 11,9 млрд рублей на 2018–2020 годы. Окончательное решение об объемах финансирования госпрограммы будет принято правительством. В любом случае никакого сокращения не произойдет. Сегодняшняя редакция госпрограммы носит аналитический характер, и объем финансирования в ней равен нулю, поэтому правильнее сказать, что финансирование мероприятий в Арктике может увеличиться почти на 12 млрд рублей на ближайшие три года и на 190 млрд до 2025 года.

— Мероприятия, которые убирают из этой госпрограммы, будут перераспределены по другим программам?

— Часть мероприятий не обеспечены финансированием в связи с отсутствием необходимых обосновывающих документов. Некоторые сохранены в рамках программы, но сроки их реализации передвинуты на более поздний период. Часть мероприятий целесообразно реализовывать в рамках отраслевых государственных программ.

Например, мероприятия, связанные с использованием информационно-коммуникационных технологий, нуждаются в дополнительной проработке. В частности, необходимо получение экспертной оценки Минкомсвязи России.

Строительство универсальных атомных ледоколов, к примеру, целесообразно реализовывать в рамках государственной программы «Развитие атомного энергопромышленного комплекса».

Также, рассмотрев предложения Рослесхоза и МВД, мы посчитали целесообразным реализовывать их объекты в рамках отраслевых государственных программ.

— Недавно было одобрено создание девяти территорий опережающего развития в моногородах. Есть ли еще какие-то моногорода, которые претендуют на создание ТОР?

— Порядка 15 заявок сейчас находятся в работе — кроме тех, которые уже были приняты. 20 принятых решений уже есть, еще два внесены в правительство. Недавно мы отобрали еще девять городов для создания территорий опережающего развития, и, думаю, что в ближайшее время будем рекомендовать правительству их одобрить.

— А от каких городов?

— В проработке находятся заявки по моногородам Далматово в Курганской области, Вятские Поляны в Кировской области, Ефремов в Тульской области, Угловка в Новгородской области, Саянск в Иркутской области, Кондопога в Карелии, Донецк и Зверево в Ростовской области, Онега в Архангельской области, Пикалёво в Ленинградской области, Нижнекамск, Чистополь и Зеленодольск в Республике Татарстан, а также Канаш в Чувашской Республике и Новокузнецк в Кемеровской области.

— Как идет работа в моногородах, в которых уже созданы ТОР?

— 35 инвесторов уже получили статус резидента территорий опережающего развития. На мой взгляд, темп не очень высокий. Когда моногорода подают заявки на создание ТОР, они обычно указывают пул инвесторов, которые могут туда войти. К сожалению, в лучшем случае только треть инвесторов, которые изначально прописывались, действительно становятся резидентами.

Но я делаю скидку на то, что этот механизм новый и сами моногорода не являются изначально, скажем так, очень высоко инвестиционно привлекательными территориями.

Метки записи:  , , ,

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>